Авторизация
 

Тайны Евромайдана: почти 6 лет спустя… (Часть 2)


27 мая Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко призвал парламентариев поддержать законопроект № 9353 о возобновлении процедуры заочного судопроизводства исключительно по преступлениям прошлых лет против государства или убийств мирных жителей. По мнению Луценко, это предоставит возможность назвать в суде имена должностных лиц, отдающих приказы о расстрелах митингующих на Майдане. 

«169 лиц сейчас находятся с обвинительными актами в судах. Еще 445 лиц, среди которых 34 высокопоставленных чиновников и 162 сотрудника правоохранительных органов имеют подозрения и ожидают судебных решений под домашним арестом или в СИЗО. Общество справедливо спрашивает, кто же отдал преступный приказ на расстрелы и насилие на Майдане. Мы готовы дать на это ответ», - заявил Юрий Луценко в своем видеообращении. 

Итак, в информационном поле Украины снова стали активно поднимаются вопросы, связанные с Евромайданом. Как отметил Юрий Луценко, 162 сотрудника правоохранительных органов сейчас находятся под следствием. В чем они обвиняются? Какие результаты расследования дел? Какие решения вынес суд? Редакция информационного агентства «ФАКТ» решила найти ответы на эти и другие вопросы, пообщавшись с защитником экс-сотрудников спецподразделения «Беркута», известным адвокатом Валентином Рыбиным. 


- Валентин, насколько нам известно, Вы осуществляете защиту бывших сотрудников «Беркута». Сколько у Вас сейчас подзащитных? 

- Я защищаю нескольких сотрудников спецподразделения «Беркут», из них четверо харьковчан. Однако по факту защита осуществляется только в отношении одного, потому что трое других находятся за пределами Украины. После того, как они попали в СИЗО и прочувствовали на себе отношение к ним государства, были вынуждены покинуть территорию Украины. Из киевлян я защищаю бывших сотрудников, которые входили в руководящих состав «Беркута»: один человек находится непосредственно под моей защитой, а нескольким я оказываю правовое сопровождение – ходим вместе на допросы, помогаю им грамотно составить документы, то есть порядка 10 человек может набраться.  

- В СМИ публикуются спорные и противоречивые факты по поводу событий на Майдане. Хотелось бы услышать Вашу оценку происходящего, исходя из официальных документов, предоставленных следствию.

- Моя оценка тому, что произошло в 2014 году в центре города Киев, абсолютно однозначна – это был государственный переворот и насильственный захват власти. Многие люди на протяжении пяти лет пытались себя убедить в том, что это была Революция достоинства. Однако революция - это всегда незаконное действие. Незаконность заключалась именно в том, что известные нам люди пришли к власти в результате насилия. Они его применяли к тем, кто был не согласен с этой точкой зрения, а также к тем, кто обязан был защищать безопасность государства. В их числе были сотрудники правоохранительных органов потому, что именно им была поставлена задача обеспечивать общественный порядок на территории города и его центральной части. 

Однако, поставив задачу по обеспечению порядка, правоохранителей «забыли» как следует вооружить для того, чтобы они смогли защитить себя, свою жизнь, свое здоровье. Ребята были экипированы резиновыми дубинками, «Форт-500М» (помповое оружие, предназначенное для стрельбы травматической резиновой картечью и пулями – ред.), а также светошумовыми гранатами. Поэтому, когда говорят, что «Беркут» был вооружен до зубов, еще и стрелял, это не входит ни в какие рамки. 

Правоохранители, препятствовавшие государственному перевороту, подверглись гонению - самому ужасному и позорному. А те люди, которые обычно в любом обществе считаются преступниками, у нас выступают в роли потерпевших и предъявляют претензии к правоохранительным органам.  

Кстати, на видеокадрах мы можем абсолютно четко видеть, когда ребята стоят в оцеплении ровными колоннами или в шеренге и не делают абсолютно ничего для того, чтобы разогнать разъяренную толпу, агрессивно нападающую на них. Когда «Беркуту» была дана команда оттеснить от правительственного квартала митингующих, они это сделали. 

Руководством МВД были разработаны определенные организационные мероприятия, отдавались конкретные приказы согласно сложившейся в то время криминогенной обстановки. Однако приказ стрелять на поражение не поступал, хотя такая возможность в данной ситуации в законе прописана. 


- Сколько сейчас бывших сотрудников «Беркута» находится в местах лишения свободы?

- 5 киевлян и 1 харьковчанин – это точно. Как мне говорили, сотрудники львовского «Беркута» тоже находятся под стражей, но это неточно. Однако проблема заложена гораздо глубже. Очень много сотрудников спецподразделения «Беркут» и других подразделений сейчас живут за рубежом. Они были вынуждены покинуть свои семьи, дома, родителей, свою службу, которой они посвятили по 15-20 лет, и выехать потому, что поняли: здесь их ждет наказание, справедливости добиваться бесполезно. 

Очень много сотрудников, оставшихся в Украине, подверглись прессингу, их незаконно уволили. Мы знаем случаи, когда из коллектива «выдавливались» ребята, им создавали такие условия, при которых они дальше не могли служить.
 
- Почему именно эти несколько сотрудников «Беркута», о которых Вы говорили, находятся под стражей?

- Дело в том, что пятерка киевлян, которые находятся под стражей - это те сотрудники «Беркута», которые непосредственно прикрывали отход правоохранителей с центральных частей города Киева. А харьковчане - это была очень громкая история весной 2016 года, -  я говорю о своих подзащитных. Весной 2014 года были проведены обыски у этих людей и в батальоне харьковского «Беркута», а летом их достаточно пафосно задержали в Ровенской области, где они находились на мероприятиях по обеспечению правопорядка во время осуществления операции по недопущению незаконной добычи янтаря. Прямо оттуда в форме их арестовали и привезли в Киев.

Именно тогда я заявил, что буду защищать этих ребят потому, что я поддерживаю их и считаю, что то, что с ними происходит – абсолютно неправильно. Почему именно эти несколько находятся под стражей? А больше, наверное, и не надо. Потому что власть понимает, что достаточно небольшого количества человек для того, чтобы на них «повесить всех собак», назначить их виновными и показательно судить. То есть задача у власти очень простая – показательная порка, и причем безрезультатная. 

- Объективно ли на Ваш взгляд проводится расследование дел по сотрудникам «Беркута»? В полном ли объеме были собраны доказательства? Есть ли неизученные обстоятельства?

Если говорить об объективности преследования правоохранителей за то, что они соблюдали закон и обеспечивали общественный порядок, то изначально ее нет. Управление специальных расследований, которое было создано в Генпрокуратуре в 2014 году специально для дел по Евромайдану, занимается не объективным расследованием обстоятельств, а сбором доказательств только лишь для обвинения правоохранителей. Поэтому об объективности там речи быть не может, наблюдается только политическая мотивация, проходящая красной нитью через все дела. 

На мемориальном комплексе Героев Небесной Сотни расположены надписи о том, что там проводятся следственные действия. Как Вы считаете, есть ли смысл в их проведении, спустя почти 6 лет? 

Конечно нет. Прошло столько лет, все следственные действия давно проведены и сейчас никаких доказательств на месте событий там уже нет. Это все показуха и создание видимости работы со стороны следственных органов.


- Есть ли оправдательные или обвинительные приговоры в отношении сотрудников «Беркута»? 

- Оправдательных приговоров пока не было. Я надеюсь, что 10 июня в Днепровском районом суде города Киева завершатся дебаты по делу Андрея Хардрыкина – харьковский «Беркут», – и я очень надеюсь на оправдательный приговор. Обвинительные приговоры тоже пока отсутствуют. Мы не видим быстрого правосудия потому, что судьи тоже понимают, что ситуация абсолютно неадекватная, что судить приходится правоохранителя, который охранял порядок и закон. Поэтому суды не спешат. 

- По каким статьям их обвиняют? 

- В основном за превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия. Также имеются статьи за препятствование мирным митингам, за нанесение телесных повреждений и убийства. Вот такой «набор». Также еще хочу отметить, что киевлянам для того, чтобы лишить их малейшей возможности попасть на свободу на этапе судебного разбирательства была предъявлена статья 258 – террористический акт. Она является безальтернативной по мере пресечения, поэтому попытки адвокатов освободить ребят из-под стражи являются безрезультатными.

- Кто и из какого оружия стрелял по митингующим?

Сотрудникам «Беркута» до 20 февраля выдавали только «Форт-500М», а АКМ – после, когда началась стрельба по правоохранителям. Причем на видеозаписях видно, что они применяют оружие открыто. По митингующим стреляли люди, которых наняли те, кто впоследствии пришел к власти. Эти снайперы скрыто стреляли в митингующих и правоохранителей с крыш гостиницы «Украина», здания консерватории. 
Стрельба была из разных видов оружия, часть из которого попала на Майдан во время погромов львовских районных отделений милиции и воинской части внутренних войск в ночь на 19 февраля. Тогда «бунтари», а по сути, настоящие преступники, вооружились боевой пушкой и более чем 1,5 тыс. единиц оружия: автоматами, пистолетами, патронами и даже ножами. Это оружие, кстати, до сих пор не возвращено. Один из львовских майдановцев - Иван Бубенчик - открыто признался о своей стрельбе по милиции, что было зафиксировано на видео. 

- Дается ли оценка действиям митингующих при составлении обвинения в отношении сотрудников «Беркута»?

- Как раз-таки нет. В обвинительных актах сплошь и рядом мы видим, что митингующие преподносятся как мирные граждане, которые ничего противозаконного не делали и в момент задержания ничего не нарушали. А бойцы «Беркута» применяли к ним насилие, специальные средства, делали все, чтобы причинить им как можно больше страданий. Более того обвинительные акты практически по всем сотрудникам правоохранительных органов изобилуют политическими суждениями о том, что они «служили лично Януковичу». Вот такой ахинеи в обвинительных актах - 90%, а  10% - изложение конкретных фактических обстоятельств, которые в суде не подтверждаются. 

Мы также знаем, что законом о недопущении преследования граждан, которые принимали участие в акциях протеста, было запрещено собирать и хранить информацию о них, поэтому доказательства были уничтожены. В деле генерала Щеголева (в 2013-2014 годах начальник главного управления СБУ в Киеве и Киевской области – ред.), который находится под стражей уже 4 года и обвиняется в том, что он якобы руководил антитеррористической операцией 18 февраля 2014 года, говорится о том, что его подчиненные осуществляли негласные следственные действия по отношению к митингующим, фиксировали все их правонарушения. Однако потом данная информация была уничтожена. 

- Если доказательства уничтожены, есть ли в таком случае возможность оправдать сотрудников «Беркута»?

- Мы исходим из того, что сторона обвинения должна доказать их вину. Какие доказательства есть у стороны обвинения? Пока мы их не видим, имеются только лишь политические суждения и обвинения, построенные на допущениях. Время идет, а люди сидят… и их дела слушаются годами. Страдать человек начинает тогда, когда он попадает в следственный изолятор, когда ему предъявляют подозрения. И он не может оттуда выйти потому, что по ряду статей не предусмотрена альтернативная мера пресечения. 


- Были ли потерпевшие и убитые из числа сотрудников «Беркута»? Велась ли официальная статистика?

- В ноябре 2018 года Генеральная прокуратура Украины, отвечая на запрос адвокатов сотрудников «Беркута», находящихся под стражей, сообщила о том, что в период массовых акций протеста телесные повреждения получили 1036 правоохранителей, из них более 200 - огнестрельные ранения, от которых 13 человек погибли. 

- Какие варианты справедливого, объективного окончания дел по Майдану Вы можете назвать?

- Вариантов на самом деле не так уж и много. Я считаю, что в данном случае нужно восстановить справедливость, приняв закон о недопустимости преследования сотрудников правоохранительных органов, принимавших участие в обеспечении общественного порядка. Это очень важно! Это позволит закрыть уголовные производства, снять обвинения и дать возможность людям вернуться домой. 

- Как Вы считаете, какие уроки из событий на Майдане вынесли для себя действующие сотрудники полиции? Будут ли они эффективно защищать права граждан и охранять общественный порядок, если сами по сути незащищены государством? 

- Нет конечно, мы уже видим результаты того, что произошло в 2014 году. Это полное отсутствие мотивации у правоохранительных органов защищать закон и порядок, это тяжелейшая политизация полиции, и многие путают политизацию с мотивацией и патриотизмом. Никакого "патриотизма" у представителей правоохранительных органов быть не должно! У них должен быть единственный патриотизм – защита закона. А закон, в свою очередь, должен их защищать. Силовики должны быть уверенны в том, что применение спецсредств в определенной криминогенной обстановке или ситуации не является наказуемым. Кстати, Уголовной кодекс регламентирует эти вопросы, однако он не работает. 

Поэтому уроки должны быть такими: нам нужно вернуть авторитет правоохранительных органов, защитить их на законодательном уровне. Крайне важно в правоохранительных органах иметь такой руководящий состав, который будет способен нести ответственность за своих подчиненных. Потому что, к сожалению, комбаты остались сами со своими батальонами без защиты, без поддержки и были вынуждены решать задачи на месте. 

И самое главное – силовые ведомства должны быть вне политики и не зависеть от власти. Они не могут в одном случае действовать, а в другом – бездействовать. Сейчас мы видим, что представители радикальных националистических организаций являются в почете у государства, их запрещено каким-либо образом задерживать, проводить с ними какие-то мероприятия. Мы видим, как абсолютно безнаказанно действует С14, Правый сектор, Национальные дружины, различные так называемые активисты, проводящие многочисленные акции. Поэтому реформа правоохранительных органов просто необходима, но не та, которая проводилась, а морально-волевая. Это должны быть не пластмассовые полицейские, а люди, которые служат закону – титаны. И таким был «Беркут». Кстати, расформирование такого сильного, серьезного подразделения – это тоже интерес тех, кто пришел к власти на крови и насилии. Они понимали, что с «Беркутом» договориться не получится. 

Напоминаем, что в первой части статьи "Тайны Евромайдана: почти 6 лет спустя…" комментарии по данному вопросу предоставил экс-начальник ГУМВД в Днепропетровской области Игорь Репешко.

материал подготовила Оксана Ищенко



  Следите за нами в Telegram  



  •   5-06-2019, 19:30
  •   Fact-bot
  •   1 188

За 5 лет не смогли найти виновных? Тот кто хочет ищет возможности, тот кто не хочет ищет причины.
Цитата: Кирилл
За 5 лет не смогли найти виновных? Тот кто хочет ищет возможности, тот кто не хочет ищет причины.
Если внимательно прочитать интервью, то не так все просто как кажется на первый взгляд.
Есть конечно проблемы и дыры в судовой системе, доказательной базе и пр. Но такие события не должны просто так забываться и необходимо довести все же это дело до конца.
  • RAZE
  • 05-06-2019, 22:58
  • : 22:58
  • Пользователь offline
    • 0
Цитата: Кирилл
За 5 лет не смогли найти виновных?
Виновных нашли и содержат под стражей, вопрос в адекватном и справедливом наказании. Как видно это очень не простое дело, которое требует много времени. Безусловно виновные должны понести наказание. Вот только необходимо не только наказать тех кто выполнял приказы, но и тех кто их отдавал.
всех мусаров накол
Цитата: RAZE
Виновные должны получить реальное наказание - сроки! А не содержаться под стражей/домашним арестом и пр.

А как показывает практика, в таких делах концов очень долго не могу найти и это плохо. Надо было действовать молниеносно и жестко и по горячим следам, потому что в данном случае мы рассматриваем не просто какое-то нарушение будь то административное или даже уголовное, мы рассматриваем массовую гибель людей! Да что там гибель - УБИЙСТВА!

А то, что наказывать надо всех до самой верхушки это верно, вот только эта самая верхушка уже сменилась n-ое кол-во раз.
На мой взгляд - никто просто не хочет брать на себя ответственность и досконально разбираться в данной ситуации, иначе бы это не тянулось бы столько лет.
  • torque
  • 06-06-2019, 14:39
  • : 14:39
  • Пользователь offline
    • 0
силовые ведомства должны быть вне политики и не зависеть от власти. Они не могут в одном случае действовать, а в другом – бездействовать.
Так не бывает) Все зависят от власти в той или иной степени.

Мы видим, как абсолютно безнаказанно действует С14, Правый сектор, Национальные дружины, различные так называемые активисты, проводящие многочисленные акции. Поэтому реформа правоохранительных органов просто необходима, но не та, которая проводилась, а морально-волевая. Это должны быть не пластмассовые полицейские, а люди, которые служат закону – титаны. И таким был «Беркут». Кстати, расформирование такого сильного, серьезного подразделения – это тоже интерес тех, кто пришел к власти на крови и насилии.
За активистами должен быть контроль. Реформирования полиции - тут скорее нужна реструктуризация.

Создание сильного спецподразделения также необходимо, но и необходим контроль за данным подразделением, четко поставленные задачи и обстоятельства, при которых это спецподразделение будет действовать.
ПОСЛЕДНЕЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
  • По рейтингу
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter